Госфинуслуг с "чёрного хода"

По информации, имеющейся в АСУ, экс-глава Госфинуслуг Виктор Суслов с целью возврата в насиженное кресло обратился за помощью к Юлии Тимошенко.
Самым пикантным в этой ситуации является то, что в 2001г., будучи депутатом партии «Яблуко», Виктор Иванович активнейшим образом «поливал» украинскую Жанну д`Арк, и фактически подсказывал как привлечь её к уголовной ответственности.
Подробнее об этом можно почитать в материале Віктор СУСЛОВ: "УРЯД ОЧИСТИВСЯ", помещённом на сайте партии «Яблуко» по адресу
http://www.yabluko.org.ua/yabl-cgi/view.cgi?tema/220101  
Своё увольнение принципиальный Виктор Иванович пытается представить как сговор сил, заинтересованных в «отмывке» средств через страхование. Этот защитный приём напоминает крик «держи вора» - именно при г-не Суслове «отмывочные» страховые компании достигли миллиардных оборотов и спокойно существовали, пока он якобы боролся с ними.
Подробнее об этом см. статью бывшего сотрудника Госфинуслуг Ивана Угрина «Куди втікають гроші? Страшнi таємниці страхового ринку».
Сотрудники Госфинуслуг сообщают, что в административном порядке их заставляют подписывать петиции в защиту бывшего руководителя.
Тем временем сам руководитель задним числом оформил отпуск в надежде любыми путями продлить своё пребывание на низкооплачиваемой (по его многочисленным заявлениям) государственной службе.
С чего бы это?

 

Політична партія "ЯБЛУКО"
Архів:
АКТУАЛЬНИЙ КОМЕНТАР
ТЕМА ДНЯ
22/01/01

Віктор СУСЛОВ: "УРЯД ОЧИСТИВСЯ"

Указ Леоніда Кучми про звільнення Юлії Тимошенко з посади
віце-прем'єра був необхідний для відновлення авторитету уряду,
вважає один з лідерів фракції "ЯБЛУКО" Віктор Суслов.
"Всі давно чекали на це рішення Президента, оскільки в уряді
склалася ненормальна обстановка, коли людина, звинувачена у досить
серйозних злочинах, продовжувала обіймати одну з вищих посад у
державі", - сказав В.Суслов.
Віктор Суслов відмітив, що у відповідності до статті 147
Карно-процесуального кодексу "питання про усунення з посади осіб,
які призначаються Президентом, вирішуються Президентом на підставі
мотивованої постанови Генерального прокурора", і "у разі залучення
посадової особи до карної відповідальності слідчий зобов'язаний
відсторонити його від посади".
Народний депутат України також нагадав, що фракція "Батьківщина",
яку очолює Тимошенко, в четвер послідовно голосувала проти внесених
Президентом законопроектів з імплементації, продемонструвавшисвоє
протистояння політиці Кучми.
Таким чином, підсумував Суслов, "більшість розвалилася, і в
політичному плані, очевидно, затягувати питання з Юлією Тимошенко
для Президента вже не мало сенсу, оскільки стало зрозуміло, що ця
фракція ніяких позитивних результатів, зокрема з імплементації
підсумків референдуму, не дасть".

 

Куди втікають гроші? Страшнi таємниці страхового ринку
06.06.2005 | Іван УГРИН, Газета "День", №96, середа, 1 червня 2005

Останнім часом увага до страхування у нашій країні істотно підвищилась. Це пов’язано з введенням так званої «автоцивілки». Однак ще мало хто розуміє, яку роль у житті країни мала б відігравати ця галузь діяльності взагалі. Тим більше, що не все тут відбувається так, як належить.
Відповідальною за розвиток цього сегменту небанківського фінансового ринку є Державна комісія з регулювання ринків фінансових послуг України (Держфінпослуг), очолювана колишнім народним депутатом Віктором Сусловим.
Як же розвиваються страхові послуги в нашій країні? Порівняємо дані щодо надходження страхових премій за 2001 і 2002 рр., коли нагляд за страхуванням здійснював Мінфін, і за 2003 і 2004 рр., коли ним почав опікуватися Держфінпослуг.
У 2001 р. страхові премії становили 3 млрд. грн., у 2002 р. — 4,4 млрд. грн., у 2003 р. — 9,1 млрд. грн., у 2004 р. — 19,4 млрд. грн. Тобто за весь цей час відбулося зростання більш ніж у 6 разів. А проти 2002 року, тобто за часів контролю з боку Держфінпослуг, ця сфера зросла у 4,4 разу. Та чи реальні такі темпи і чим вони пояснюються? Про це варто поміркувати.
Спершу з’ясуємо: чи такими ж темпами збільшувалася щорічно кількість укладених договорів страхування? Може, вона за останні два роки також зросла майже у 5 разів? Чи може на такі суми підвищились і страхові ризики? Розібратися з цим досить важливо, адже йдеться про перерозподіл і використання коштів у розмірі 19,4 млрд. грн. тільки протягом одного 2004 року.
Нагадаємо, що відповідно до Закону України «Про страхування» основна функція, яка покладена на страхування, — це захист майнових інтересів громадян та юридичних осіб. Іншими словами, закон зобов’язує здійснювати страхові виплати громадянам або юридичним особам у випадках настання будь-яких непередбачуваних подій.
І який же розмір страхових виплат, здійснених страховиками, наприклад, у останньому звітному році? Близько 1,5 млрд. грн.
Різниця між надходженнями страхових премій і страховими виплатами — 17,9 млрд. грн. Зрозуміло, і не тільки спеціалістам, що витрати на страхування і прибутки страхових організацій не можуть досягати таких розмірів ні теоретично, ні практично. У чому ж справа? Щоб відповісти на це запитання, потрібно мати список страхових компаній України, суми надходжень страхових премій по кожній з них і суми здійснених ними страхових виплат.
Усі ці дані є у Держфінпослуг, який існує на кошти платників податків для того, щоб використовувати отримувану інформацію таким чином, щоб забезпечувати і захищати інтереси цих самих платників податків. Та Держфінпослуг, в особі Суслова, вважає, що оприлюднення зазначених показників (сум надходжень страхових премій і сум здійснених страхових виплат) у розрізі окремо взятої страхової компанії є закритою інформацією, яка не підлягає оприлюдненню.
Це не витримує жодної критики. Навпаки, страховики, які здійснюють реальне страхування, мають бути зацікавлені в публікації таких даних. І навпаки, їх утаємничення створює сприятливі умови для незаконної діяльності окремих страхових компаній, які не займаються реальним страхуванням, а використовують свої статутні завдання як ширму, чи, як тепер прийнято говорити, дах для прикриття інших видів діяльності.
Чому керівництво Держфінпослуг наклало вето на публікацію таких даних, проігнорувавши таким чином всю попередню практику Укрстрахнагляду і Мінфіну, а також і загальноприйняту міжнародну практику? Пан Суслов мав би дати на це запитання грунтовну відповідь, інакше його можна б запідозрити у створенні умов для прикриття так званих схемних страхових компаній. Разом з тим за умови, коли б відповідні показники оприлюднювалися щокварталу, то, певен, це дозволило б зробити відповідні висновки.
Крім того, знаючи, що відповідна інформація буде своєчасно оприлюднена, засновники, власники та керівництво «схемних» страховиків не ризикували б проводити «оптимізацію» в тих масштабах, яких вона набрала протягом 2003—2004 років.
Проаналізувавши ситуацію протягом усього періоду діяльності на страховому ринку, ми можемо відкинути припущення, що така позиція Суслова є звичайною помилкою. Навпаки, тут можна простежити певні свідомі дії, спрямовані на те, щоб приховати реальну ситуацію.
Звичайно, як працівнику Держфінпослуг мені відомі показники за останні роки в розрізі конкретних компаній, які для решти наших громадян є таємницею. У будь-кого, хто ознайомиться з ними, має виникнути відчуття, близьке до шокового.
Якщо скласти рейтинг компаній з надходження страхових платежів, то серед лідерів не побачимо жодної страхової компанії, яка займала відповідні позиції протягом років, що передують утворенню Держфінпослуг. Приклади: НАСК «Оранта» (колишній Укрдержстрах), яка була лідером з надходження страхових премій протягом багатьох років і яка за загальним визнанням має найбільш розгалужену структуру на території всієї країни і тому володіє найбільшим потенціалом щодо укладання договорів страхування як з громадянами, так і з юридичними пособами, займає у цьому рейтингу лише 18 місце (!). Інші системні компанії, які ходили раніше в лідерах і теж мають розгалужену структуру, займають ще гірші позиції («Аска» — 21 місце, «ІНГО Україна» (стара назва «Остра-Київ») і «Гарант-Авто» відповідно 31 і 32 місця).
А хто ж сьогодні став лідером iз надходження страхових платежів? Зупинимося лише на «першій п’ятірці». Тут немає жодної страхової компанії, яка мала б хоч трохи пристойні показники ще три роки тому. І навіть їхні назви серед реальних учасників страхового ринку мало хто чув. Ця п’ятірка зібрала торік такі суми страхових платежів: СК «Максимум» (до 2004 р.
— СК «Оберіг») — 1,7 млрд. грн., ЗАТ «Український фінансово- страховий альянс» — 1,3 млрд. грн., СК «Оскар» — 1,2 млрд. грн., СК «Громада» — більше 1 млрд. грн., СК «Егіда» — 0,9 млрд. грн. Всього п’ятірка отримала у минулому році 6,3 млрд. грн. страхових платежів.
Але найцікавіше, що при цьому перша та четверта з них зовсім не робили страхових виплат у зазначеному періоді (у них у відповідній графі стоїть 0). У трьох інших членів «п’ятірки» ця цифра також дуже близька до нуля. Саме ці компанії, які домінують на ринку, і створюють враження про низький рівень страхових виплат. На це в першу чергу мали б реагувати органи нагляду за страховою діяльністю. Але, проаналізувавши їхню діяльність, починаючи з 1996 р. по даний час, автор цих рядків прийшов до висновку, що саме у сфері нагляду за страховою діяльністю відбувається щось незрозуміле.
Як наслідок, автор став ініціатором перевірки, яку було доручено провести Головдержслужбі України за участю деяких інших відомств. На жаль, її було проведено на досить низькому рівні, і, схоже, значним чином для того, щоб дискредитувати того, хто ініціював цю роботу. Та у акті перевірки все ж таки зафіксовано, що всі 7 страхових компаній, діяльність яких вивчалась, допускали суттєві порушення чинного законодавства.
І найцікавіше, що з п’яти лідерів нашого «рейтингу» чотири потрапили у цю «сімку».
Тож познайомимося з їхньою діяльністю. У 2003 р. СК «Максимум», яка тоді мала назву СК «Оберіг», отримала страхових платежів близько 1 млрд. грн. Вся ця сума була перерахована за межі України. Після цього компанія за власною ініціативою змінила назву. Однак Держфінпослуг офіційно повідомив, що відкликав у неї ліцензію. У 2004 р. «Максимум» отримав близько 1,7 млрд. грн. За результатами перевірки Держфінпослуг, проведеної у грудні 2004 і січні 2005 р., виявлено суттєві порушення законодавства і накладено штраф у розмірі 17 тис. грн. Не вплинуло. Того ж року «Максимум» передає у перестрахування отримані у 2004 р. страхові платежі СК «Громада». Та за даними Держфінпослуг, ця компанія («Громада») чомусь отримує 2004 р. лише трохи більше 1 млрд. грн. страхових платежів (різниця — 647 млн. грн.) і перераховує їх за межі України. У лютому цього року в СК «Максимум» анульовано ліцензії у зв’язку з виявленими порушеннями законодавства.
Питання до голови Держфінпослуг. Чому Комісія не застосовувала необхідні наглядові заходи до «Максимуму» раніше і чим пояснити таке тривале «спостереження» за діяльністю цього страховика? Чи не тому, що цій структурі був свідомо відведений час для виконання даних їй завдань? І це ще не всі запитання. Як могла СК «Громада» отримати лише 1 млрд. грн., якщо тільки СК «Максимум» передала їй близько 1,7 млрд. грн.? Куди поділася також різниця (647 млн. грн.) і яку остаточну суму виведено за межі держави?
Багато невивчених таємниць і у діяльності ЗАТ «Український фінансово-страховий альянс». У 2004 р. він отримав страхових платежів на суму більше 1,3 млрд. грн. При цьому Держфінпослуг офіційно повідомив, що вдавався до неодноразових спроб зробити перевірку цієї структури, але знайти її за заявленим місцезнаходженням не зміг.
Однак відомо, що «Український фінансово-страховий альянс» надавав Держфінпослуг протягом 2004 р. відповідні звітні дані (в іншому випадку не було б інформації про суми отриманих страхових платежів і здійснених страхових виплат). Та рішення про зупинку ліцензії цієї компанії (у зв’язку з виявленими порушеннями законодавства) ухвалено лише в кінці лютого 2005 р. У зв’язку з цим хотілося б запитати голову Держфінпослуг, чому з цим зволікали і зупинили ліцензію лише 2004 р., після отримання компанією страхових платежів у розмірі 1,3 млрд. гривень? (У ліцензійній справі і у звітних даних кожного страховика, які знаходяться в Держфінпослуг, міститься детальна інформація про адреси, номери телефонів керівників компаній та їх відокремлених структурних підрозділів, а також про місце їх проживання, освіту. Є у Держфінпослуг і інформація про засновників (учасників, власників) страховика, їхні адреси тощо).
Дещо дивною була і діяльність СК «Егіда». У 2004 р. нею, за інформацією Держфінпослуг, отримано страхових платежів у розмірі близько 900 млн. грн., а передано у перестрахування майже 1 млрд. гривень. Та ліцензію (у зв’язку з виявленими порушеннями страхового законодавства) зупинено на початку квітня 2005 р. (після того, як автор офіційно звинуватив голову Держфінпослуг у службовій недбалості).
Діяльність цієї компанії також дозволяє поставити голові Держфіннагляду багато запитань. Можна поставити запитання і до автора. Чи не вважає він усе описане лише вершиною айсберга з назвою страховий ринок України, що контролюється Держфінпослуг? Нині ця структура гарячково намагається довести, що вживала і вживає заходів для припинення зазначеної вище діяльності.
Всі ці намагання є настільки «вражаючими», що можуть бути темою окремої великої статті.
Основним поясненням голови Держфінпослуг є те, що страхування оподатковується у пільговому порядку. Але чому ще 2, 3…5…7… років тому, коли оподаткування страхування було ще ліберальнішим, ніхто і уявити собі не міг масштабів «оптимізації», які спостерігалися останні два роки?
Піднявши тему оподаткування і активно експлуатуючи її протягом довгого часу, голова Держфінпослуг просто використовує її, намагаючись показати таким чином свою «активність». Але у підсумку це може закінчитись такими змінами в оподаткуванні, які стануть ударом по реальному сектору у страхуванні. А «схемники», враховуючи те, що перестрахування піде на валові витрати, успішно продовжать свою діяльність.
Іншим «аргументом» пана Суслова є те, що нібито різко зріс рівень виплат. Спеціально для цього раптом вводиться новий термін, який має назву «чисті виплати» (введено в квітні поточного року, тобто тоді, коли стало відомо про перевірку Держфінпослуг).
Якщо ж порівняти розрахунок рівня страхових виплат за традиційною, загальноприйнятою методикою, і методикою, придуманою у пожежному порядку керівництвом Держфінпослуг, то виявляється, що у такому разі рівень так званих «чистих виплат» приблизно у два рази вищий, ніж рівень страхових виплат, розрахований за названою методикою.
Окрім того, як великий позитив подається те, що в Україні значно зростає рівень внутрішнього перестрахування.
Як відомо, в міру зростання капіталізації і фінансового зміцнення страхових компаній рівень перестрахування, навпаки, має зменшуватися. Тут зрозуміло одне: здійснення шкідливих для країни фінансових операцій було б неможливим, якби Держфінпослуг виконувала хоча б ті мінімальні наглядові процедури, які практикувалися до утворення цієї комісії Укрстрахнаглядом і Мінфіном.
У останньому відомстві й сьогодні є чимало фахівців зi страхового ринку і, так би мовити, його патріотів? Чому їх не чути?
ДО РЕЧІ Тиждень тому відбулося засідання правління Ліги страхових організацій України (ЛСОУ). На ньому, зокрема, розглядалися проект Закону України «Про внесення змін до Закону України «Про Державний бюджет України на 2005 рік» та проекти деяких інших законодавчих актів, які стосуються оподаткування страхової галузі.
Як вважають у ЛСОУ, гостра необхідність розгляду цього питання виникла у зв’язку з тим, що останнім часом страховий ринок піддається агресивним спробам податкового шантажу. Упродовж останніх років уряд постійно підвищує ставку оподаткування валових доходів страхових компаній — від 3% до 6%, а тепер знову запропоновано підняти податкову планку до 10%.
ЛСОУ вважає, що страховий ринок не може регулюватися виключно фіскальними методами. Це зашкодить розвитку класичного страхування, призведе до блокування розвитку галузі, в результаті чого страхові компанії змушені будуть покинути ринок. Відтак ЛСОУ вимагає для страхового ринку рівних умов з іншими суб’єктами господарської діяльності, які оподатковуються 25% податком з прибутку. Свої пропозиції Ліга направить на розгляд уряду і надалі вимагатиме від нього виваженого підходу до реформування податкової політики у сфері страхування.
Тим часом колишній працівник Держфінпослуг, нині директор фінансової компанії «Куб» Костянтин Шевчук у розмові з «Днем» зазначив, що страхові компанії в основному не порушують законодавства, а діють у рамках його недоліків.
Дані, які автор статті називає закритими, можна отримати з інших джерел, зокрема, на сайті Ліги страхових організацій. Окрім того в журналі рейтингів «Insuarence Top» систематизовано дані за рядом показників. І головне — ніхто не забороняє страховим компаніям самостійно розміщувати дані про себе.
Більше того, деякі з них із успіхом це використовують у рекламних цілях. А розміщувати ті дані, які комісія отримує у вигляді звітів, не зовсім етично щодо учасників ринку. Адже більшість страхових компаній є акціонерними товариствами, і закон «Про цінні папери та фондову біржу» зобов’язує їх публікувати звітність, завірену незалежним аудитором, не рідше одного разу на рік.
На думку Шевчука, слабкуватими є аргументи автора щодо того, що головне зло — це Суслов. Адже він не глава страхового департаменту, а голова комісії, яка приймає ухвали простою більшістю голосів. Тоді як глава департаменту в межах своєї компетенції може приймати ухвали самостійно. Саме йому, на думку Шевчука, слід би поставити запитання, що мiстяться в статті.


Как стало известно АСУ, принимая решение об увольнении председателя Госфинуслуг Виктора Суслова Президент Украины не посоветовался с Филонюком.
Задетый за живое руководитель Лиги страховых организаций Украины решил направить Президенту Украины коллективное письмо в защиту опального чиновника.
В защитной эпопее обращает на себя внимание следующее:
• Форма опросного листа о поддержке Виктора Суслова утверждена Правлением ЛСОУ 01.12.05г., т.е. за 5 месяцев до снятия Виктора Ивановича (неужели ЛСОУ знала всё наперёд?);
• Коллективное письмо Президенту Украины с требованием «руки прочь от Суслова» было подготовлено до даты окончания опроса членов Правления ЛСОУ (в АСУ письмо попало 15.05.06г., а дата окончания опороса - 17.05.06г.), что свидетельствует об игнорировании руководителем ЛСОУ мнения членов Правления и фальсификации результатов опроса;
• В письме Президенту Украины ЛСОУ ссылается на мнение страхового рынка Украины, хотя представляет лишь его четвёртую часть и, кроме того, опрос страхового рынка об отношении к Суслову не проводился, т.е. ЛСОУ обманывает Президента Украины;
• ЛСОУ пытается убедить Президента Украины в высоких профессиональных качествах Виктора Суслова, не приведя при этом ни одной цифры, которые бы подтвердили это.
Возникает вопрос – а почему страховые компании так рьяно защищают чиновника, обязанного их контролировать?
АСУ планирует провести опрос на эту тему и ознакомить общественность с его результатами.
Пока же даём возможность ознакомиться с документальными свидетельствами дружбы страховых компаний с руководителем надзорной организации:
Форма опросного письма от 01.12.05г.
Тема заседания Правления ЛСОУ от 15.05.06г.
Письмо ЛСОУ Президенту Украины
Кроме того, рекомендуем ознакомиться с профессиональными «достижениями» Виктора Суслова (раздел Госфинуслуг), о которых ЛСОУ предусмотрительно не упоминает в письме Президенту Украины.

 

Виктор Суслов - индикатор
политической дальновидности
владельцев страховых компаний

(статья написана одним из аборигенов украинского страхового рынка,
который в данном случае пожелал остаться неизвестным)

Как известно, 17.05.06г. истекает срок, отведенный руководством Лиги СОУ членам своего Правления для подписания коллективного обращения к Президенту Украины в защиту уволенного Кабмином с подачи Президента председателя Госфинуслуг В.Суслова.
Отношением к подписанию или неподписанию указанного обращения имеют возможность проявить свое реальное отношение к высшему звену власти (Президенту и Кабмину) целый ряд известных политиков и бизнесменов, а также региональные элиты, которые стоят за теми или иными страховыми компаниями.
Например, В.Пинчук (НАСК «Оранта»), Р.Ахметов («АСКА»), С.Тигипко (группа «ТАС»), В.Бабич (UTICO), представители харьковской («Лемма»), днепропетровской («Диско» и «Даск»), западно-украинской («Универсальная») региональных элит.
Непонятна степень проинформированности иностранных учредителей ряда страховых компаний о возможных политических последствиях для себя и перспективах для своего бизнеса в случае подписания обращения руководителями компаний «ИНГО» и «И.Д.Капитал» (обе - Россия), «PZU» (Польша), «Княжа», «Кредо–Классик» и «Глобус» (все Австрия).
На первый взгляд странной является позиция, которую занял г-н Ю.Лахно (компания «Гарант–Авто»), который с первых же дней после начала событий с Сусловым принялся его яростно защищать.
Это странно, во–первых, потому, что компанию «Гарант-Авто» связывают с нардепом Т.Васадзе, который всегда характеризовался умеренностью и мудростью, а, во–вторых, потому, что по некоторым сведениям указанная компания находится на грани продажи одному из лидеров европейского страхового бизнеса – «Generale».
Но может именно в этом и есть «сермяжная правда», поскольку такие солидные покупатели в нашей непредсказуемой стране иногда хотят получить информацию об интересуемом объекте из «официальных уст». А чем дольше будет удерживаться в своем кресле В.Суслов, тем за прикрываемые им «информационные тылы» страховые компании могут не беспокоиться.

 

Убойная агрохимия

По странному стечению обстоятельств страховой рынок пользуется особым вниманием теневого бизнеса, стремящегося вывести капитал из Украины, и государственного регулятора, призванного предотвратить этот процесс и настроить рынок на законную, прибыльную и безоблачную деятельность. Субъекты, казалось бы, взаимоисключающие. Но есть на страховом рынке вещи, говорить о которых вслух не принято. Например, почему Госфинуслуг не публикует ежеквартальные результаты деятельности страховых компаний? Или почему буйный расцвет схемного бизнеса на страховом рынке начался именно с созданием Госфинуслуг и почему ведомство никак не может побороть «схемного змия»? Почему Госфинуслуг активно прорабатывает фискальную и административную составляющие своих функций, но мало способствует популяризации страхования, появлению новых и расцвету привычных видов страхования? Об этом, а также о деятельности Ассоциации страхового бизнеса Украины и проблемах этого бизнеса «Мир Денег» поговорил с президентом Ассоциации «Страхового бизнеса» Игорем Яковенко.
Игорь Валентинович, расскажите, пожалуйста, о работе возглавляемой вами Ассоциации.
Ассоциации в декабре исполнился один год. Она была создана по инициативе в основном средних компаний, которые ощущают, что их мнение на рынке учитывает в неполной мере. Отсюда, ассоциация призвана защищать интересы компаний, участвовать в работе над законопроектами, включая цивилизованное лоббирование интересов своих участников. Одной из важнейших целей является координация деятельности при реализации совместных бизнес–проектов.
За прошедший год нам многое удалось сделать, хотя далеко не все, что было намечено. Ассоциации удалось во многом отстоять позиции средних компаний при реализации закона об обязательном страховании гражданской ответственности собственников транспортных средств. Если говорить конкретнее, это были изменения в закон относительно регламентных выплат и недопущении создания фондов, не предусмотренных законом фондов.
Много времени ушло, к сожалению, на борьбу с попытками административного и фискального давления на страховой рынок. Мы внесли свою лепту в стабильность налоговой системы, при этом, в отличие от многих других, не меняли свою позицию в этом вопросе. Именно из–за нашей твердой и последовательной позиции страховщикам не «всунули» необходимость кормить резервами Государственное ипотечное учреждение. Долго мы боролись и против совершенно необоснованно высокой платы за лицензии. Сегодня мы делаем все возможное, чтобы не допустить принятие поправок к закону, которые позволят чиновникам руководить рынком в исключительно административном стиле, и убийственных решений по резервам и ликвидности.
К сожалению, ситуацию на страховом рынке в последнее время можно сравнить с известной президентской метафорой о тех, кто «сховався в бузині». Только речь идет не о гаишниках, а о чиновниках, регулирующих страховой рынок. Борьба с чиновничьими «наездами» отобрала у Ассоциации массу времени, которую можно было посвятить рынку. Но мы не сдавались и, тем не менее, вели работу по развитию страховых продуктов и страховых технологий. Нами были разработаны новые технологии по страхованию физлиц, отработаны подходы к медицинскому страхованию и страхованию туристов. Я очень надеюсь, что в следующем году наша деятельность будет еще продуктивнее.
Как бы вы охарактеризовали сегодняшнее состояние развития страхового рынка?
Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо заглянуть в его недавнюю историю. С начала 90–х годов страховой рынок развивался очень большими темпами в условиях высокой конкуренции и быстрого внедрения опыта передовых стран. Тогда в сжатые сроки было принято современное законодательство, которое в целом соответствовало европейским подходам (Декрет «О страховании» от 10.05.1993 года №47–93, Закон «О страховании» от 7.03.1996 года, более 20 базовых постановлений и распоряжений правительства, которые регулировали конкретные аспекты развития рынка, ряд нормативных актов Укрстрахнадзора). Кроме страхового законодательства был принят, пожалуй, единственный из всех отраслей порядок налогообложения, который давал возможность рынку динамично развиваться.
Все это быстро привело к конкретным результатам. Так, в 1998 году Украина первая из стран СНГ и вторая после Эстонии в бывшем Союзе была принята в систему «Зеленая карта». Забегая наперед, скажу, что в этом вопросе мы скоро начнем отставать от России. А тогда в России, как говорится, даже «конь не валялся» в данном направлении. Кстати в международном бюро Зеленой карты до сих пор значатся правительственные гарантии, подписанные вице–премьер министром Валентином Ландиком в 1993 году.
В середине 90–х Европой были признаны полисы наших компаний, которые гарантировали возмещение затрат на лечение граждан Украины, заболевших за рубежом. Хотя тогда, помнится, надо было уговаривать руководство Национального банка разрешить перечисление валюты за рубеж. Уже почти десять лет, как туристы, так и автомобилисты, выезжающие за рубеж, покупают полисы украинских компаний, а наша страна не выбрасывает десятки миллионов долларов для поддержки страховых рынков других стран. Начало также развиваться добровольное медицинское страхование, страхование сельхозрисков, параллельно с развитием банковской системы шло развитие страхования финансовых и кредитных рисков.
С началом нового века, как мне кажется, при неестественно больших темпах роста количественных показателей, качественная составляющая стала заметно буксовать. В конце 90–х мы намечали, что в начале первого десятилетия XXI века состоится большой качественный прорыв в тех видах страхования, которые играют важную роль в развитых странах, и, которые как раз и характеризуют страхование как социально ориентированную отрасль. К сожалению, этого не произошло.
Например, медицинское страхование. Уже давно всем понятно, что без серьезных подвижек в медицине мы скоро дойдем до повсеместного вымирания собственного народа. При этом цивилизованный мир не придумал ничего лучшего, чем введение системы медицинского страхования, когда и работодатель, и работник откладывают «на черный день», а страховщики управляют этими активами и гарантируют оплату медицинских услуг. В конце 90–х – начале 2000–х у нас выдвигали и обсуждали законопроекты, искали пути решения проблемы. А сейчас полный застой.
Другой пример – экологическое страхование. Во всем мире это эффективный способ обеспечения гарантий возмещения убытков при природных катаклизмах и при реализации масштабных проектов. Хорошим примером, который показывает возможность применения этого вида страхования в наших условиях, могло бы стать страхование рисков при строительстве канала в дельте Дуная. Это могло бы нивелировать предмет многих споров, которые имели место в нашем обществе. В 2000 году даже был разработан соответствующий законопроект. Но, как и в медицине, воз и ныне там. Нам же остается только читать в прессе о том, как американские страховщики возмещают убытки после урагана «Катрина». А ведь у нас, как только первый снег, сразу убытки от аварий, которые никто не возмещает, кроме госбюджета, хотя еще в 2001 была принята норма об обязательном страховании повреждения линий электропередач. Уже четыре года все остается только на бумаге.
Можно идти дальше. Только ленивый сейчас не говорит о необходимости способствовать приходу иностранных инвесторов. И как ни странно стимулирование этих инвесторов во всем мире непосредственно связано со страхованием. В Европе практически каждая страна имеет соответствующее агентство, в рамках которого государство единолично или на паритетах с бизнесом берет на себя гарантии по ряду рисков, как политических, так и финансовых. У нас же со стороны госорганов, в том числе и страховой ориентации, только и слышно о необходимости ужесточить страхование финансовых рисков. Если кто–то думает, что инвесторы не слышат этот «каменный век», то он глубоко ошибается. Мало, видимо, наши чиновники бывают за границей или, может быть, переводчиков с собой не берут.
Еще одна тема в длинном списке – страхование сельхозпосевов. В 2002 году было принято соответствующее постановление, которое не работает в силу своей оторванности от жизни. Но его упорно не хотят совершенствовать. Вот и пропадает, как в этом году, около половины озимых, а привычного для многих стран механизма возмещения убытков по–прежнему нет. Разве что опять придется затыкать дыры деньгами из госбюджета.
Многострадальное страхование гражданской ответственности… Год назад только приняли закон и уже в этом году давай его латать. А сам закон такой, что не понятно кто и за что отвечает. Он просто наплодил ответственных нянек: президиум Моторного Бюро, исполнительный орган Моторного Бюро, координационный совет Моторного Бюро, комиссия Суслова (Госфинуслуг – Ред.), министерство Юрия Луценко (Министерство внутренних дел – Ред.). Последнее ведомство, кстати, контролировать наличие полисов, как это делает полиция во всем мире, отказывается. Вот такой «социалистический реализм» получается – ответственных предостаточно, а закон не работает. Аналогичный застой и в других видах страхования. Страхование граждан и их имущества от пожаров, стихийных бедствий, здоровья… В развитых странах страхование физлиц занимает две трети страхового портфеля, а у нас и 10% нет.
Подводя итог, можно сказать, что в последние годы для страхового рынка характерно исключительно экстенсивное развитие, без новых видов страхования и почти без новых технологий. Интересно, что страховые компании в этом совершенно не виноваты. Именно государство должно дать толчок упомянутым мною, а также целому ряду новых видов страхования. Именно государство не должно постоянно мешать их развитию и угрожать новыми налогами и циркулярами. Именно государство в лице профильных ведомств и общественные организации должны работать над популяризацией страхования в массах.
Вы говорите о застое на страховом рынке, но как тогда понимать огромные объемы, которые получает эта отрасль из года в год. Выходит, правдивы разговоры о том, что в страховании страхованием не пахнет, а идет отмывка денег…
Застой в страховании и бурное развитие схем, которые призваны через использование страхования «оптимизировать» налогообложение, – одного поля ягоды. Действительно, за последние годы в страховании происходит ненормальный рост объемов. Если в 1999 году объемы рынка были на уровне 1 миллиарда гривен, то в 2002 году они уже достигли 4,4 миллиардов, в 2003 – 9,1, а в 2004 – 19,5 млрд. То есть объемы отрасли, сравнимы с пятой частью госбюджета Украины. При этом реальное страхование, если и росло, то очень незначительными темпами. Количество полисов в карманах простых и непростых граждан практически не увеличилось. Куда же идет этот поток денег, который складывается после не обычного, а много меньшего налога на страхование? Первое – наличка, второе – дешевые инвестиции и третье – отток за рубеж. То есть средства, по объему близкие к выручке от законной продажи «Криворожстали», ежегодно попадают в оборот со страхового рынка. И за последние два–три года (что удивительно совпало с созданием Госфинуслуг) этот поток лавинным образом увеличился.
Но я бы предостерег желающих от намерений гасить это явление одним махом. Представьте себе, что будет с наличной массой, если она в одночасье лишиться такого крупного вливания. Какое влияние это окажет на курс национальной валюты? Что будет с масштабами инвестиций, если резко перекрыть краник? Замедление темпов роста экономики, рост безработицы, потеря доходов и, следовательно, поступлений в бюджет. Короче говоря, явление зашло так далеко, что лечить его надо продуманно и постепенно. Иначе будет очередной стресс. 2005 год показал, что дров наломать легко, а вот построить потом что–то путное – нет.
Но проблемы, о которых вы говорите, призвана решать государственная комиссия, полномочия которой не меньше, чем у министерства. Мы постоянно слышим о ее успехах в этой борьбе. Можете прокомментировать это противоречие?
Да, действительно, в Украине есть такой орган, полномочия которого превышают аналогичные во многих странах мира. Судя по мощному пиару, который излучает этот орган, у нас давным давно все должно быть в порядке. Вместе с тем, сказанное мною ранее свидетельствует, что реальное страхование в застое, а малопонятные платежи растут из года в год. Самое интересное, что Госкомиссия признает преобладание схем над реальным страхованием и одновременно заявляет о своих успехах в борьбе с ним. Получается, как в том известном анекдоте: чем больше мы травим долгоносика, тем больше он съедает всего полезного.
История государственного надзора за этим очень не простым рынком весьма поучительна. В 2000 году уровень государственного надзора был понижен до управления в составе Минфина. То есть, даже не государственного департамента и даже не простого департамента. Поговаривали о влиянии на это решение банковского лобби, поскольку страховые компании и банки в значительной степени конкурентами в контексте привлечения денег от нашего не такого уж и богатого клиента. Но тот, кто намеревался ограничить функции страхового рынка как получателя денег, в итоге просчитался. Выведенный на периферию, лишенный нормального надзора этот рынок начал перерождаться в рынок финансовых схем. Через него начали переливаться самые «разные» деньги. Государство опомнилось и в конце 2002 года создало Комиссию с большими полномочиями. Но джин уже вылетел из бутылки, и, чтобы навести порядок, был необходим большой профессионализм и хорошая команда. Пока положительных результатов не наблюдается. И новые виды страхования не развиваются и «заколачивание» денег на схемах удваивается с каждым годом.
Говоря об этом органе, который себя называет регулятором, я бы не хотел касаться конкретных фамилий. В первую очередь, потому, что те, кто возглавляет этот орган выражает политику нашего Президента и является членом его команды. Уже сейчас это стало неоспоримой истиной для всех, поскольку за последний год были заменены практически все руководители высших органов исполнительной власти, и только председатель Госфинуслуг и, кажется, небольшого комитета по присуждению премий остались на своих местах. Потому, отбрасывая всякие персоналии, будем говорить только политике государства в лице Госфинуслуг на страховом рынке.
После создания у этого органа было два пути ведения своей политики. Первый – всячески способствовать развитию цивилизованного страхового рынка, внедряя новые виды страхования, новые подходы. При этом необходимо было бы бороться с конкретными нарушителями за конкретные проступки. Второй путь – усилить регуляторное давление на рынок, ужесточить правила игры, широко применять ручной режим управления. После недолгого колебания был выбран именно второй путь. Комиссия стала действительно регулятором, а не «развивателем» еще не выросшего организма.
Продолжая дальше сельскохозяйственную лексику, можно сказать, что когда за полем перестают ухаживать должным образом, на нем обязательно появляются сорняки. И тогда уже ничего не остается, кроме как применять «убойную агрохимию» – травить всех налогами, циркулярами и инструкциями. Если проследить хронику последних полутора лет, то это может показаться сводками с района боевых действий, где рынок постоянно отвечает на регуляторные, фискальные и прочие удары, наносимые Комиссией.
И вот эта хроника. В 2004 году был подготовлен законопроект, предусматривавший введение дополнительного лицензирования, в частности, на перестрахование. В случае его принятия, решение, кто может и кто не может заниматься перестрахованием, принимал бы «очень честный чиновник», а это привело бы к сужению собственного рынка, проникновения сюда «правильных» иностранцев и, конечно, коррупции. Этим же законопроектом предусматривалось расширение полномочий Комиссии путем перехода в ее компетенцию тех функций, которые сегодня регулируются законами и решениями Кабинета Министров. То есть, зачем закон, если есть чиновник? В частности, сотрудникам регулирующего органа в обязанности вменялось изучение договоров страхования и перестрахования, шире «от себя» регулировать нормы плтежеспособности и тому подобное.
Следующим «шедевром» оказалось Положение о формировании и размещении резервов, которое, несмотря на то, что закон прямо указывает на такой принцип, как ликвидность, фактически запретило (ограничило 5%–ми) держать на расчетном счете резервы, то есть фактически самые ликвидные средства. Этим же документом запрещалось держать достаточную сумму средств на счете в одном банке и требовалось разбросать их по всей банковской системе. То же самое предусмотрено и для размещения резервов в ценных бумагах. Один знакомый иностранец, прочитав это положение, сказал: «Наверное, ваш регулятор все время играет на процентах на бирже, раз написал такое положение». Мы ему ответили, что нам с такими нормативными актами не до игр.
Не успели высохнуть чернила на документе о резервах, как по предложению Комиссии появляется постановление правительства, в котором плата за выдачу лицензии на страхование увеличена в сто раз! С этим документом Украины вышла в лидеры по размеру платы за лицензии (на уровне 20 тысяч гривен, при том, что у банков чуть более 1200 грн) по каждому виду страхования. Интересно, понимает ли чиновник, что страховая компания будет вынуждена «выбить» эти деньги из страхователей, то есть физических и юридических лиц. Характерно, что постановление вышло в период, когда государство декларирует упрощение осуществления предпринимательской деятельности.
Но настоящее применение своим силам и таланту Комиссия нашла при внесении предложений по системе налогообложения страховой деятельности. Не может Комиссия спокойной пережить, что еще осталась отрасль, не задавленная налоговым прессом, хотя именно она должна отвечать за развитие этой отрасли. Этот Сатурн, пожирающий своих детей, не знал предела творчеству. А что, если увеличить действующие нормативы налогообложения? Просто взять и увеличить, без объяснения причин и мотивации. Или, может быть, перейти на налогообложение прибыли? И это при том, что нормативная база такого перехода абсолютно не продумана и не обоснована. А, главное, неужели не понимают инициаторы, что такие разные увеличения налоговых обязательств ставят под сомнение возможность выплаты возмещения при наступлении страховых случаев, потому что резервы рассчитывались под действующие ставки налогов? Разве не понятно, что увеличение налогов приведет к увеличению стоимости страховых услуг, что увеличит ценовое давление на людей, которые по собственному желанию(!) страхуют свои автомобили, здоровье, имущество. Что хорошего может принести рынку такая инициатива?
Не успели отгреметь страсти по поводу повышения налогов, как на рынок навалилась новая инициатива – направить 15% резервов на покупку ценных бумаг Государственного ипотечного учреждения и, как было сказано, в правительственном постановлении, поддержать инициативу комиссии Суслова. Хорошо вносить инициативы, когда деньги не свои. А не задумывался ли инициатор о том, что никто не может сказать, будут ли ценные бумаги, выпущенные ГИУ, ликвидными? Не выйдет ли так, что будут необходимы резервы для проведения выплат, а оперативно достать их из государственного учреждения будет невозможно? И вообще, сколько можно чиновнику вмешиваться в бизнес? Ведь это сильно противоречит именно европейским принципам, за которые так пламенно ратует регулятор? Особенно когда это касается денег, которые люди направили в страховую компанию, что бы получить страховую защиту.
Даже если согласиться с этим далеко не полным перечнем регуляторных «наездов», то хочется, чтобы их применение соответствовало одному из важнейших принципов европейского подхода к госуправлению, – принципа полной открытости и гласности. То есть, госорган открыто обнародует, как каждый участник рынка выполнил те или иные требования. При этом нет тайн ни о ком из избранных, никто не заходит с черного хода и ничего не стоят «красивые глазки» отдельных субъектов. Это все общие подходы, а в нашем конкретном случае возникают конкретные вопросы.
Именно Комиссия почему–то прекратила публиковать квартальные итоги работы ринка, которые до этого публиковались регулярно с 1994 года. И теперь поди узнай, почему на штрафплощадку попали эти, а не попали те. Много слухов сразу закрутилось после внезапного прекращения таких публикаций. Стали замечать на рынке, кто сколько раз появлялся в тех или иных кабинетах. Короче, как–то не вяжется принцип усиления административного давления и сокращения прозрачности с теми принципами, о которых постоянно говорит Президент. Мы, я повторяю, воспринимаем политику Госкомиссии как политику Президента. Может, пусть нам дадут больше разъяснений, а то мы чего–то не понимаем.
Ваша Ассоциация призвана защищать интересы рынка от некоторых действий чиновников. А каково ее отношение к другой общественной организации – ЛСОУ?
Ну какое может быть отношение к тому, кого еще качал в коляске? Естественно самое трогательное и нежное. В свое время я постоянно боролся за укрепление Лиги, за ее значимость. Потому, на мой взгляд, Лига и Ассоциация должны вместе отстаивать интересы рынка.
Мы пытаемся постоянно сотрудничать с Лигой, но иногда для этого есть объективные трудности. Не всегда ясно, какая позиция по тому или иному вопросу. Вот, например, по налогообложению я за этот год успел услышать и мнение в поддержку перехода на налог на прибыль, и дифференцированные нормативы к сумме премий. Я уже привык к тому, что в Лиге существует три центра мнений и всегда стараюсь услышать все, чтобы сориентироваться. Один центр – это Президент и его аппарат. Здесь, как мне кажется, мнение всегда близко к официальной позиции тех, кто управляет рынком. Другой центр – это Президент НАСК «Оранта». Он в последнее время занимает в Лиге очень заметную позицию, заметней даже тех., кому это положено по статусу. И, наконец, мнение ряда крупных компаний, которое как правило выражает, их бесспорный лидер господин Лахно. Мнения остальных, как правило, повторяют одну из трех первых точек зрения. Я думаю, что в следующем году наше сотрудничество с Лигой будет развиваться.